До революции отечественная парфюмерно-косметическая промышленность занимала весомое положение на российском рынке и успешно противостояла западной экспансии. Например, в 1902 г. основатель первой в Российской империи парфюмерной фабрики, Альфонс Ралле, выпускал 160 наименований парфюмерии, в то время как в ассортименте известной парижской фирмы Edouard Pinaud (Эдуард Пино) значилось лишь 80 наименований. В начале XX века изделия отечественных парфюмеров были отмечены высшими наградами едва ли не всех международных промышленных выставок. Сегодня большинство покупателей предпочитает западные марки как уже зарекомендовавшие себя и заслужившие доверие. В этой ситуации российским компаниям необходимо постоянно повышать уровень качества своей продукции, делая его сопоставимым с западными марками. Кроме того, чтобы сформировать положительный образ российской марки, производителям приходится преодолевать мощные потребительские стереотипы. О том, почему сложилась такая ситуация и как развивается современная российская парфюмерная отрасль, мы беседовали с директором российской парфюмерной компании "Санни" Михаилом Юрьевичем Санниковым.
КиП: Как вы оцениваете состояние современной российской парфюмерной отрасли?
М.Ю.: Сейчас после тяжелого кризиса, который был обусловлен лицензированием, российская парфюмерная отрасль находится на подъеме. Это видно по результатам летних и осенних продаж, по составу участников и ассортименту продукции, представленной на крупнейшей российской выставке Интершарм-2007.
Отрасль вышла из шокового состояния, в котором находилась в период так называемого "лицензирования". Основная проблема была в наличии лицензии для оптового звена и в обеспечении всего пути движения товара справками к ТТН и к ГТД. Технология их подготовки была достаточно сложной, трудоемкой и дорогой для большей части оптового звена.
КиП: Стало ли на рынке легче работать после послаблений в законодательстве о спиртосодержащей продукции?
М.Ю.: Результаты лицензирования оказались весьма ожидаемыми - число отравлений денатуратами и некачественной водкой не уменьшились, количества предложений по парфюмерии сомнительного происхождения меньше не стало. А вот объем продаж вполне легальной продукции резко упал в связи с уходом с рынка большей части оптового звена, из-за опасения магазинов брать парфюмерию, разного, зачастую абсолютно необъяснимого подхода налоговых и других проверяющих органов к оценке правильности оформления справок. Лицензированные оптовики изводили на справки тонны бумаг, которые никто реально не мог проверить. Выборочные проверки по принципу "я-начальник, ты-дурак" приводили к запросам в территориальные налоговые органы, на которые приходили "отписочные" ответы. Реально впустую было потрачено много денег на само лицензирование (взятки, оплата лицензии, ЕГАИС и т.д.) и поддержание документооборота. Кроме того, монополизация рынка в ряде регионов привела к снижению конкуренции. Все это привело к серьезному росту цен. Как комментарий к действиям законодателей по вопросу лицензирования можно процитировать В.И. Ленина: "Страшно далеки они от народа ".
Вывод парфюмерии из-под лицензирования привел к росту продаж уже в первый месяц - мнение многих участников рынка - "как под Новый Год". Прежде всего, отпала необходимость в наличии справок на большую часть спиртосодержащей продукции. Соответственно, активизировалось мелкооптовое звено, магазины. Уменьшение накладных расходов, рост конкуренции вызвали тенденцию к некоторому снижению цен. Моя позиция - чем меньше несуразных административных барьеров, тем легче работать, тем быстрее развивается отрасль.

<Продолжение следует>